?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Aug. 26th, 2011

ха.все это был обман. столько лет. моя больная фантазия.теперь точно все.

Угадай, о чём я думаю, провожая тебя навсегда из своей жизни. Неправильно, всё неправильно, вторая попытка. Это неважно, поверь... А уж для меня – тем более. Есть здесь и сейчас, всё остальное – плод воображения. Рано научившись врать по любому поводу, развиваешь и без того небедствующую фантазию. Амнезию... Или наоборот?! Кому как нравится. Мне вот, например – минет, сигареты, героин и кофе. Питаться согласен шоколадом. А что-то там, снаружи, постоянно изменяющееся аморфами на обоях – это детали. Частные проявления попыток внешнего прорыва внутрь, что любого способно свести с ума. Что есть, то есть, как говорится постоянно кем-то и кому-то. Две недели передышки, бесконечно тянущиеся часы, обрывки мыслей и непривычно ясная голова... Сколько месяцев длился мой сон? Шестнадцать? Спасибо – разбудили. Только вот одно непонятно пока:: что мне-то теперь делать? Блин... «Как же тебе повезло, моей невесте...» За всё благодарю я тебя... За ответные письма мальчику, лежащему в позе эмбриона на полу, так и не сумевшему их прочитать. За надежду, брошенную неосторожными словами утешения, за неспособность осознать счастье и безответственность опиумного сна и безнаказанный, стемительный эгоизм поступков. Счёт открыт давно, а судьи со стороны, уж извините, не требуются, да и зачем они вообще нужны, когда игра идёт против себя самого?! Ура, бля... Я побеждаю. Независимо от результата, я побеждаю.

Jul. 21st, 2011

нет будущего

Продажа книги американской писательницы Харпер Ли
«Убить пересмешника» ("To Kill A Mockingbird") возросла
на 123% на Amazon UK; роман сразу же попал на 38
позицию в списке бестселлеров, после того, как Виктория
Бекхэм назвала свою дочь Харпер, а Дэвид Бекхэм
признался, что жене очень нравится имя Харпер и роман
«Убить пересмешника».(с)
---------

как все это печально.


Jul. 16th, 2011

миллионы мгновений назад

Снишься. ... Рассветное тепло сизоватым отсветом плывет над комнатой: нелепое пятно непогашенной лампы, пыльные фотографии, смявшася сороковая страница Зощенко, тарелка с виноградом… Я сплю и ты мне снишься.

Время – удивительное измерение: даже обладая завидной памятью и гигабайтами фотографий, никогда уже не вернуться к начальной точке координат, не заглянуть в те же самые глаза, не коснуться дрожащей руки, не сказать так же невпопад трогательную какую-нибудь глупость, мысленно проклиная себя за чертову нерешительность, неуместность, несвоевременность и проклятое «слушай, а можно?» через слово. Цветные матовые картинки от раза к разу не возвращают выпуклости ощущений: бледные отголоски каких-то полузабытых недель, криво обведенных выцветшим карандашом чисел в случайно сохранившемся календаре, лишние свидетели – уже кажется, и чужого – замеревшего восторга, родившиеся с иллюзорно-пророческим «На память!», и зря пылящиеся в альбомах, доставаемых раз в два года.

...

А сначала хотелось – бежать. Напролом, сквозь заросли карандашных эмоций, через штрихи намерений, нагромождения поспешных поступков, прочь от телефонных звонков, глупых обещаний и замыленного «завтра» -- к ровным, освещенным закатным пурпуром выходным на Яхроме, тихому шепоту радиоприемника, скрипящей веранде, общему верблюжьей шерсти одеялу, рассветным спорам, к детскому почти «хочу-не хочу», загаданным желаниям и яблочным огрызкам под подушкой.
А потом настало – одиночество. Глухое и удушливое, разбросанное по синему ночному покрову тусклыми бутылочными осколками – и вот уже кажется, что утро никогда не настанет, не закончится глава, телефон онемел навечно, и горящее кольцо тлеющей сигареты замерло, отделяя пепел от табака, вчерашнее от сегодняшнего, задуманное от сбывшегося, ожидание от вечности. Хочется позвонить – и не хочется, помнятся имена – и не помнятся, верится в здравый смысл – и не верится – и скоро уже тридцать, и прорываются иногда, вечерами, скволь пелену лет застарелые обвинения, детские пощечины, запертые двери, записки у зеркала – а аббонент уже давно недоступен, и абзац приближается к неумолимому интервалу: вот еще вздох, вот еще вгляд – и точка.

Вам оставлена открытка. Для того, чтобы просмотреть ее в отдельном окне, пройдите по этой ссылке. Открытка будет храниться 60 дней.

Но прошли годы, пройдут десятилетия, и всплывающие еще изредка в памяти семь цифр уже не вспомнятся, как неумолимый код обязательного личного счастья. Не вернутся голоса, не оживут привычки, не освежатся уже никогда стремления, мысли и мечты, частью просто несбывшиеся, а изредка – и не сформулированные никогда;
и вот уже расплываются пятна окон;
и вот уже знакомые не узнают голоса по телефону;
и «надо поесть, ты пойми» -- уже почти настало;
и хочется только свежего воздуха из форточки;
и дни давно слились с ночами,
с небом,
с тишиной,
с безразличием, --

А все-таки снишься.

Jul. 12th, 2011

risky business

сегодея первый раз проходила интервью на английском.
из тонны вопросов, что я готовила, говорили мы в основном о жизни=)
так что
keeping my finger crossed.

Jul. 11th, 2011

Листья травы

идя по кромке прибоя

гуляя по городу и глядя на небо над крышами домов

разглядывая в метро лица людей сидящих напротив

засыпая ночью рядом с теми кого я люблю

и просыпаясь утром рядом с теми кого я люблю


каких ещё вам нужно чудес?

Jul. 3rd, 2011

Это, безусловно, очевидность, но

как же дивно-то в Лондоне!
даже чемодан распаковывать не хочется

Jun. 8th, 2011

arrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrrr

fuckin amazing


Jun. 7th, 2011

вруууууум врууууум.наконец и я открыла мотосезон

все выходные под 160 км/ч
и мелькание прекрасного города
и ветер
и белые ночи
и замирание сердца, от восторга происходящего,
и что вот он рядом,
и сладкая вата, и полеты на катапульте
и как это прекрасно,
когда тебе готовит мужчина
и болтаешь,споришь, смеешься,
не замечая времени,
а потом засыпаешь в обнимку 6 утра.
happy moments.

Apr. 25th, 2011

все чужие, все не мои

И я ничья, больная. Меры не знаю. По ночам кусаю. Руки твои

Jan. 28th, 2011

(no subject)

i just wanna run away...

cold gun on my head...

sleeping... crying... loving... falling... silence.

Previous 10